Кто такие вайзарды?



Самые красивые пары в японском аниме



Няшки в аниме: зачем миру красота?



Какие жанры существуют в аниме?



Как стать анимешником?
Главная  Фанфики 

Rurouni Kenshin — anime review

Одно из первых аниме, которое я отсмотрел. Ещё в rm300, с жуткими дёргающимися линиями, плавающими цветами и никакими fps'ами.

 

Rurouni Kenshin

 

Кеншин - это удачное сочетание RPG, комедии и философии.

 

Но меня оно торкнуло. Странно торкнуло. Я отсмотрел его на одном дыхании. Тогда я ещё не понимал - где очарование аниме вообще, а где - конкретно Кеншина. Сейчас, пересматривая DVD rip, отсмотрев уже довольно приличное количество аниме, я для себя могу точно сформулировать - что же в Кеншине необычного.

 

Жил был чар (главный герой). Потом к нему присоединились другие. Потом он выучил более крутой приём. Потом его товарищи выучили более навороченные приёмы. И тут пришёл босс. И свершилась битва во имя спасения мира.

 

РПГ - это не орки с гномами. Это наращивание чара и команды энпэсей. Классическое для любого rpg-подобного сюжета. Те же Слеера, к примеру.

 

Занимаясь самоуправством, скажу, что для меня кеншин - это первые две части. Вступление и Kyoto Battle. Дальше начинается мутная тягомотина, лишённая какой-либо оригинальности и откровенно показывающая, что авторы просто копали канаву отсюда и до обеда. (точнее там есть лёгкие следы Киото Баттл, но о них чуть позже).

 

Кеншин делится на три большие части. Первая - вступление, вторая - Kyoto Battle, и третья - всё после второй части.

 

Часть первая. Вступление.

 

О каждой части я буду говорить раздельно.

 

В Кеншине всё по другому. Номинально, при поверхностном взгляде, ситуация аналогична. Первые четыре-пять серий - и все герои в сборе.

 

Обычно в многолетних аниме-сериалах (в которых больше одного сезона) собирают всех героев за несколько серий, дают ЦУ (начальный инцидент, служащий завязкой для всего последующего) и пускают в стоячую воду. Т.е. ничего существенно не меняя до часа икс, когда начнётся раскручиваться сюжетная линия. К финалу приберегаются все умные мысли, вся напряжённость, все нетривиальности, на которые способны авторы. Это довольно стандартно. И ни Химе-чан но риббон, ни Рейв, ни Инуяша, не избежали сей участи.

 

Но как говорит! Понять, оценить тот уровень, на котором всё говорится очень сложно. Он замаскирован сюжетом, антуражем непобедимого воина. Однако, шаг за шагом, эпизод за эпизодом показывается этот путь. Тяжёлый путь, из которого даже самоубийство - не выход. Потому что меч, который защищает не имеет права проигрывать.

 

Но... Странным образом, те глубокие мысли, те идеи, что обычно говорятся уже к самому концу, здесь звучат с самого начала. С самых первых мгновений. Вопросы морали и этики. Тяжесть убийств, лежащих на совести. Искупление грехов. Поиск своего Пути. Ответственность за других. Об этом говорят совсем не детским языком. Совсем. Номинально (т.е. с точки зрения сферического зрителя в не-японии) ничем не отличается от десятков подобных же сериалов. Вроде примерно то же говорит, что и десятки персонажей до него.

 

Ещё одно... (Характерное как для Kyoto Battle, так и для первой части) - это отстутствие хорошего царя-батюшки. Правительство эры Мейджи, за которое сражается Кен-сан, оказывается вовсе не белым и пушистым, а низким и вероломным. Лишённым даже той, пусть и слабой, гордости воинов Сёгуната. На смену рыцарскому духу пришёл звон денег. А они, как известно не пахнут. Ни кровью, ни сгоревшей плотью, ни опиумом. По мере развития событий становится всё более странно - а ради чего боролись? Когда своих вернейших сторонников, союзников предают на право и налево, убивают - лишь бы скрыть следы своих же приказов. И всё же Кеншин сражается.

 

Я немного путанно объясняю. Прошу прощения. Дело в том, что сам я серьёзные нотки скорее ощущаю, чем вижу. Уж очень они тонко вплетены в основную линию повествования. От того и выделить их довольно сложно.

 

И вот, на смену милому, доброму и философскому аниме приходит оно. Страшное столкновение двух сильных людей. Двух путей. Пути Мести и пути Защиты. Оба пришли из прошлого, оба - чужаки в этой эпохе. Один пришёл с местью, с глубокой обидой и ненавистью ко всему миру. Другой - с великой любовью и страданием. Оба убивали в прошлой эпохе. В этой - один возвёл в абсолют убийство. Другой - не-убийство.

 

Часть вторая. Kyoto battle.

 

Великая битва титанов, двух непобедимых самураев. За каждым из них скалой стоит Правда. Та, которую защищают ценой больше чем жизнь. Та, которая поднимает из мёртвых, бросает снова в бой. Великий Эпос, битва богов.

 

Само Kyoto Battle напоминает лавину. Начинаясь с камешка, катящегося с вершины горы, оно нарастает, захватывает. И вот уже не просто поток, а ревущий камнепад. С всё нарастающим и нарастающим напряжением.

 

Отдельно следует говорить о 62ом эпизоде. Если честно, его бы надо было выделить вообще в отдельную часть. Слишком много и серьёзно там. Эта серия вобрала в себя все те тоненькие струйки тревоги, беспокойства, и ощущения зарождающегося Большого Чувства. От неё остаётся ощущение сравнимое с финалом SMJ. Так же немного щиплет где-то в глубине горла, так же ощущение светлой печали омывает душу. Не смотря на завязанность по сюжету со всеми предыдущими сериями, возникает ощущение, что это отдельная серия. Память уводит куда-то далеко, в сторону ОВАшки. Той её части, где нет залихватского вырезания всех подряд. Вспоминая бой с Ши-ши-о-сама, нельзя не вспомнить ОВАшки. Слишком похоже. Те мгновения на могиле Томое - что думал тогда Кеншин?

 

Kyoto Battle, на мой взгляд, образец и идеал того, как должен выглядеть самурайский боевик. Не мясистые мужики рубящие всё и вся, а стогие, целеустремлённые, быстрые воины, идущие к цели.

 

Моё мнение о ней менялось много раз. Сначала (это когда я был зелёным недоотакованным полу-муняшником) она безусловно вызывала у меня восторг. А как же - всех режут. Потом, по мере просмотра аниме, вникания в её сущность, я всё больше и больше отстранялся от подобного аниме. Реализм, простота сюжета, и пустопорожняя концептуальность - это отталкивало.

 

Теперь об ОВАшке. Точнее первой ОВА. (Которая ещё злобно переведена бакагаядзинами как Samurai X). Детство и юность Синты.

 

ОВА нельзя оценивать самостоятельно. Вообще нельзя. Её сюжетная незавершённость оправдана. Главная и единственная линия в ОВА - это Томое. Несдержанное обещание. Боль и самобичевание. То, что заставляет Кеншина хмуриться потом. То что тревожит его. Он уже однажды обещал защитить того, кого любил. И не смог. Именно отсюда идёт нежелание брать Каору в Киото.

 

Сейчас... Сейчас ситуация другая. Прежде всего. ОВА - это просто дополнение к ТВ. Да, они в разных стилях. Да, в совсем разных стилях. Но ОВА - это просто несколько воспоминаний из юности Кеншина. Те мимолётные видения, проходящие перед глазами у Кеншина, идущего на битву в Ши-ши-О.

 

Как последнее слово, как заключительный аккорд звучит 63 эпизод. Это уже не Kyoto Battle, но всё ещё свежи воспоминания. И ещё одна история. Совсем не связанная с сюжетом. Просто история. Человека, который заблудился. Заблудился в жизни. То, что могло ждать Кеншина. Предупреждение.

 

Сам Rurouni Kenshin напоминает граф (прошу прощения, но только в программировании есть адекватный термин). ОВА, ТВ сплетаются в несколько раздельных линий, каждая из которых сама по себе пуста, неинтересна, но с учём остальных обретает глубину и силу. ОВА. Мёртвая Томое. 62 эпизод. После битвы с Ши-ши-О Кеншин у могилы. Дождь. Цветы.

 

Таких линий множество. Яхико, Мисао, Аоши, Соджиро, Саноски... У каждого из них свой путь. Своя линия. Достаточная для ТВ средней руки. Вместе же они образуют поистине великий монолит - Rurouni Kenshin.

 

Другая линия - не романтически-трагическая, а более напоминающая эпос - это опять же ОВА - Kyoto Battle. Сама по себе она грозила бы превратиться в очередной Нинзяскрулл, но в сочетании с вышеупомянутой линией - обретает эменты Трагедии.

 

Часть третья.

 

Философичность вместе с экшеном - невероятный сплав.

 

В Rurouni Kenshin есть хронологический порядок событий - тот, который изложен в ТВ. Последовательность вынесения крутых боссов и изучения спешалов.

 

А вот тут начинается самое интересное. Садясь пересматривать Кеншина, я был 100% уверен в скучности и неинтересности третьей части... Но.. Шло время, я отодвигал границу, с которой начинается отстой всё дальше и дальше. Пока не стало неприлично отодвигать дальше. И вынужден признать - третья часть хороша. По-своему хороша.

 

Если упорядочить серии по нарастанию напряжённости, то третья часть окажется где-то в середине. Разные инциденты, практически не связанные между собой. Просто картина мира, в котором живёт экс-хитокири.

 

А есть порядок идеологический. ШиШиО в этом списке в самом конце.

 

А ведь на самом деле сказать есть что. Только это самое что проступает не при первом просмотре. Сначала битвы, эпичность происходящего затмевают незначительные сценки, которые проступают, становятся видными при втором просмотре. Более того, они не просто становятся видными, а начинают доминировать, отодвигая бедняжку ШиШиО на задний план вместе со всей джипунгатаной.

 

Ещё одно. После Битвы в Киото приходится долго отходить. При первом просмотре она подавляет. После окончания приходится долго приходить в себя. В голове одна мысль: ВСЁ. Закончилось. Больше сказать нечего.

 

При первом просмотре эти кадры пропускаются, воспринимаются как общий фон отходняка после битвы. Но... Серия за серией... Эта тревога, это постоянная боязнь Каору, что Кеншин уйдёт и не вернётся, поселилась ещё со времён Jin-e. (Кстати, имя уникальное. Записать его звучание буквами - это целое исскуство. Попробую предложить свой вариант - Джин-ьё.) После Киото этот страх стал сильнее, Каору помнит в каком состоянии вернулся Кеншин из боя. И каким чудом победил.

 

Это, в частности, слова Мегами Каору, что Кеншнин хоть и главный герой самурайского аниме-сериала, но всё же человек. И что его лимит здоровья и физической выносливости намного меньше чем у ходячей батарейки Саноске. (В то время как остальные уже прекращают, Саноске продолжает ломать, ломать, и ещё раз ломать дрова :)

 

Потом идёт ещё несколько самостоятельных сюжетных линий. Ничего. Вполне себе ничего. Чёткое следование курсу партии, никакого своевольничания.

 

Нотки этого страха прорываются в сериях с христианами-сектантами. Странно, но даже после битвы в Киото, эта история (при втором просмотре) воспринимается не как вторичное бултыхание, а как самостоятельная история.

 

Но это ещё цветочки (те, кто смотрел. оценят каламбур). А вот когда на смену будущим диктаторам, и убийцам приходят маги, классические представители магических школ, становится окончательно скучно. В прошлый, первый просмотр я сваливал отсутствие интереса окончательно испортившимися rm.

 

Пока... Пока не наступает финал. Не в смысле последних эпизодов, а в смысле умирания. Интерес начинает исчезать на глазах. Притянутость за уши, попытка ввести новое ужасное нечто, которого боится Кеншин, конный встадник, способный с лёгкостью остановить самого Хитокири Баттосая, мировой заговор и поиски мирового господства.

 

Немного о финальной, 95ой, серии.

 

Сейчас мне ни что не мешало. Но интерес умирал. Стремительно. Так, что последние серии я досматривал из приципа.

 

Вообще, от Кеншина остаётся странное чувство. Душность последних серий просто убивает интерес к ТВ вообще. Ну зачем нужны были эти два последние инцидента... Ц. Обидно. Однако воспоминания остаются. Воспоминания о Великой Битве, о тех моментах, когда забыв всё и вся смотришь серию за серией. И уже даже не радостная улыбка на губах, а напряжённое ожидание.

 

Странное она производит впечатление. На фоне бездарности последних серий, она смотрится замечательно. Это скорее ощущение освобождения от душного гнёта околомагической битвы. Но сама по себе... Финал по дефолту (с). Ничего интересного. Было с первого десятка серий понятно, что будет.

 




Tonari no Totoro - anime review. Toransforma vicutori. Trouble Chocolate — anime review. Tsukikage-ran — anime review. Kareshi Kanoujo no Jijou — anime review. Battle Angel Alita — anime review. Rurouni Kenshin — anime review. Kino no Tabi — anime reivew.

Главная  Фанфики 

0.0014