Кто такие вайзарды?



Самые красивые пары в японском аниме



Няшки в аниме: зачем миру красота?



Какие жанры существуют в аниме?



Как стать анимешником?
Главная  Сериалы 

Generation of Evangelion — anime review

Такого от гайнакса не ждал никто. Спустя десять лет выпустить альтернативу к Евангелиону. Альтернативу капитальную, в которой от оригинала осталось лишь несколько героев да пара названий.

 

Generation of Evangelion

 

Всего тринадцать серий, увы, всего тринадцать.

 

В отличие от Евангелиона, оригинальное название которого Shin Seiki Evangelion, альтернатива так и называется, Generation of Evangelion. На английском. (явная ориентация на англоязычных зрителей?). Поколение Евангелиона. Поколение, подросшее, давно оставившее детство за спиной. В случае GoE детство обычное, без мех, спускающихся на землю ангелов, катаклизмов и мистерий.

 

Альтернативный мир. Чуть более взрослые герои, чуть меньше максимализма и истеричности. Но те же вопросы. То же одиночество, то же ощущение безразличия к человеку, когда от человека лишь требуется делать своё дело, а его истинные мотивы, его душа не интересна никому. Дилемма ёжика в полный рост.

 

Сериал начинается с тщательного воспроизведения стилистики финала NGE, стилистики карандашного рисунка. Много слов, много вопросов, почти статичные картинки. Но, в отличие от Евы, в Generation of Evangelion и вопросы, и ответы лишены пронзительности, в них больше компромисса, больше жизненного опыта.

 

Спустя десять лет GoE освободилось от мишуры меха-сериала, от излишней патетики, от отчаянных криков, слёз. Стало много больше молчаливых сцен. Чужой потолок, молчащий телефон, из второстепенных элементов, создающих атмосферу, стали важнейшими символами.

 

Из феерического меха-боевика крепко замешенного на мистике сделали абстрактную фантастику. Да, исследования, да, некий институт с названием NERV, и даже военные патрули на входе. Но практические результаты так далеки от реальной жизни, что все слова о AT-поле, о барьерах между душами, все рассуждения о синхронизации воспринимаются уже не как футуристический элемент технологии, а как аллегория, как образ.

 

Его отец, властный диктатор, из абстрактной, теоретической конструкции сумевший построить могучий институт, взять деньги, власть, влияние. Он презирает сына - ведь у того есть всё, есть возможность ВЗЯТЬ всё. Но сын боится, робеет. И на попытки отца использовать сына как инструмент политики, реагирует бунтом. Сдержанным, молчаливым бунтом. Даже не бунтом - бегством.

 

Синдзи, уже относительно взрослый, 25-летний парень (да, да, точно учтено время, прошедшее со времени показа Евы по ТВ) . Он взрослый, уже взрослый, в нём лишь тень того забитого мальчика каким он был в NGE. Некая мечтательность, желание быть любимым как Синдзи, а не как молодой, подающий надежды исследователь, робость и боязливость. Всё это вместе с потрясающим талантом, который все проблемы решает почти не глядя.

 

Наравне с развитием отношений Синдзи-Гендо выстраивается и линия отношений с бывшими однокурсниками. Рей, Аска, уже повзрослевшие. Аска - противоположность Синдзи. Будь у неё его талант, будь она дочерью Гендо - и это была бы великолепная пара. Амбициозная талантливая дочь, властный и умный отец. Но... У Аски нет особого таланта, и её достижения - результат упорства, насилия над собою. Там, где этот размазня Синдзи проблему решает в робкой застенчивости, мимоходом, так и не поняв, что он сделал, Аска вынуждена тратить все ночи, все выходные, чтобы сделать хоть что-то похожее.

 

Тема эскапизма вырастает в новой форме, обретает взрослую значимость. Не мальчишка убегает из дома, поссорившись с родителями, но взрослый человек, бежит от проблем, бежит как мальчишка, бежит, страшась даже взглянуть в глаза конфликта.

 

Вначале едва ощутимый конфликт ближе к финалу вырастает в драму. Аска, теряющая надежду достигнуть хоть чего-то, обнаруживающая, что даже самая близкая цель ей недоступна, медленно погружается в мир почти сумашествия, в мир детских кошмаров, в мир, где родители умирают, в мир, где повешенная мать и повешенная кукла. Как символ, как знак того, к чему приходит Аска, кадры из NGE, едва заметные из-за скорости, кадры из EoE. Рука, тянущаяся к солнцу, чтобы удавить его, затащить с собою в агонии. Медленно, из несоразмерности способностей и амбиций растёт ненависть к миру, к себе, ко всему, что вокруг, ко всему, что напоминает ей, что она - неудачница.

 

Да, её характер, её сила воли могла бы открыть ей путь во власть (и ей предлагают!), но она, по старой памяти ощущая Икари Синдзи своим конкурентом, выбирает путь науки, и сжигает в себя в погоне за тем, кто идёт, не ощущая свою скорость.

 

Вообще, наверное, в сравнении с NGE, в GoE Рей из безвольной куклы обрела иное амплуа, амплуа фанатичной служительницы.

 

Рей иной тип. Тоже фанатизм, но фанатизм не в личных целях, личные достижения не являются сколь-либо значимыми. Она не очень способна, до звёздных озарений Синдзи и Кянске ей далеко, но у неё и нет личных амбиций. У неё есть цель, старая, молчаливая любовь к профессору Икари, любовь, быть может, чуть разделяемая самим профессором. Почти фанатичная преданность делу, и ненависть к Синдзи, как к ярчайшему таланту, отказывающемуся Служить.

 

Этот конфликт не имеет той яркости образов, что была в Еве, нет сцен удушения, нет пощёчин. Есть сухие слова в коридоре, заметки, фразы. Но атмосфера, атмосфера обычного учреждения вместе с этим конфликтом производят фантастическое по силе впечатление.

 

Это две противоположности - Рей и Аска. Служение Делу и личные амбиции. Их столкновение, жертвой которого становится Синдзи.

 

И как контраст, за стенами института, там, где каждый остаётся сам с собою, возврат к кадрам из Евангелиона. Точнее, не к самим кадрам, а к стилю. Кое-где проглядывают (то ли это халтура, то ли это специальный бонус фанатам Евы) кадры из оригинального Евангелиона, возвращая героев из мира взрослого, к своему миру. В мире реализма, в мире взрослой жизни, все умеренны и спокойны. И лишь в своём мире, тщательно укутанном плотным слоем AT-поля, открывается истиный мир, истиные страдания, муки гереов.

 

Удивительно смешение стилей. Начавшись в стиле 25-26 Евы, рисунок внезапно обретает сероватую невзрачность реалистичного стиля. Офис, обычные лица (и даже, о ужас, Рей, у которой волосы стали из синих чёрными), вежливые разговоры, сессии.

 

Живые люди, люди, каждый из которых имеет право на жизнь, каждый из которых со своим характером. И драма жизни, в которой сталкиваются характеры, которые просто быть не могут рядом.

 

Сказать, что Gainax реабилитирует своё имя - не сказать ничего. Такого уровня психологизма (настоящего, живого, лишённого истеричности и гротеска) я не видел ещё ни в одном сериале. Гайнакс снова совершает революцию в анимации, подобно тому, как Ева стала знаковым сериалом 90ых, так, начало XXI века запомнится GoE. Повзрослевший, лишившийся всех условностей жанра. Создающий (я верю, что будут ещё такие сериалы!) основу для настоящей анимации. Все достижения предыдущей школы были не забыты, нет, они были адаптированы к взрослой анимации. Достоверность эмоций, но эмоций не крика, не экстремального счастья, ужаса, а эмоции жизни, переживания людей.

 




Foo Bar — anime review. Full Metal Alchemist — anime review. Hadashi no Gen — anime review. avime review – Get Backers. Generation of Evangelion — anime review. Gokusen — anime review. Gravion - anime review. Guyver — anime review. – Что смотрим. Haibane Renmei - анализ. Hikaru no Go — anime review. Hyper Police – anime review. - Otaku ni naru!.

Главная  Сериалы 

0.0013